Скромная школьница из приличной семьи тайно подрабатывает проституцией ради самопознания в новом фильме Франсуа Озона «Молода и прекрасна». Неприлично красивое кино полтора часа дразнит зрителя, оказываясь не тем, чего он, возможно, ожидает: если в «Молода и прекрасна» и есть какая-то мораль, то она имеет не лекарственный запах нравоучительности, а винный привкус рассуждений ради собственного удовольствия — рассуждений о чувственных опытах взросления и парадоксах человеческой натуры.

Справка: «Молода и прекрасна» (Jeune & jolie; Франция, 2013) — история семнадцатилетней девушки, ведущей двойную жизнь: скромной старшеклассницы из обеспеченной благополучной семьи — и проститутки. Реж. — Франсуа Озон («Криминальные любовники», «8 женщин», «Бассейн», «Ангел»). В ролях: Марина Вакт, Шарлотта Рэмплинг («Ночной портье»), Жеральдин Пайя («5x2»). Номинация на «Золотую пальмовую ветвь» кинофестиваля в Каннах. 95 мин. 18+

Приехавшая с семьей на курорт семнадцатилетняя Изабель на пляже впервые приобщается к сексу с помощью простого, как бублик, немецкого юноши, угостившего ее мороженым. Особых восторгов новый опыт героине не приносит. Но, вернувшись домой с каникул, она заводит себе страничку в интернете с предложением интимных услуг за 300 евро в час.

После уроков Изабель достает из сумки мамину шелковую блузку, туфли на высоких каблуках и вишневую помаду, чтобы отправиться в очередной отель к пожилому клиенту.

Клиенты разные — от смущенных и нежных до закомплексованных садистов и просто хамов. Деньги Изабель равнодушно складывает в шкаф; сам по себе секс ее тоже не то чтобы очень вдохновляет («Молода и прекрасна» — никоим образом не дневник нимфоманки). Но дела девушка ведет уперто, сосредоточенно и хладнокровно — пока после одного жуткого происшествия ее предприятие не оказывается на грани краха.

Режиссер Франсуа Озон в конце 90-х был любимцем киноманов со своими историями о дерзкой молодости с ножом в руке и сексуальными перверсиями в голове. В середине прошлого десятилетия Озон благодаря «8 женщинам» вошел в каждый дом, где есть телевизор, и с тех пор придает своим фильмам наигранно (и часто издевательски) благопристойное выражение лица и делает их неприлично, невыносимо красивыми. К «Молода и прекрасна» это тоже относится. Модель и актриса Марина Вакт, играющая малолетнюю Изабель (сама двадцатитрехлетняя, на всякий случай) выглядит завораживающе. И полтора часа камера с явно вуайеристским прищуром наблюдает, как она разбирается в собственном теле и способах его применения. Как в ее глазах энтузиазм сменяется скукой, а любопытство — триумфом и злорадством (например, когда Изабель разминается, вгоняя отчима в смятение парой провокационных взглядов и реплик).

Наблюдатели явно настолько заморочены героиней, что в половине рецензий фильм описывается как «сексуальные похождения студентки филологического факультета Сорбонны». Хотя в фильме это — часть легенды, которую Изабель излагает клиентам («студентка Сорбонны, литература, второй курс»), а на самом деле героиня, которой несколько месяцев назад исполнилось семнадцать, учится в лицее.

В первую очередь новый фильм, разумеется, сравнивают с вышедшей почти пятьдесят лет назад «Дневной красавицей» Бунюэля, где Катрин Денев, элегантная молодая буржуа, подрабатывала в борделе. Сходство, впрочем, чисто сюжетное. «Молода и прекрасна» — не издевательство над лицемерной моралью, не взлом подсознания и не критика общества. Вообще интереса к общественным проблемам у него не больше, чем у самодостаточной молчуньи Изабель (то есть совсем нет). В то, что симпатичная студентка занялась проституцией потому что «времена тяжелые», может верить только пожилой клиент — в порядке самообмана. Это в первую очередь история взросления, роман воспитания. Из-за сюжета у кино строгий возрастной рейтинг, но нельзя сказать, что на экране происходит что-то особо откровенное: бóльшую часть исполнительнице главной роли приходится играть одним лицом.

Кино дразнит зрителя тем, что его героиня — дышащая, сглатывающая слезы, облизывающая пальцы крупным планом, — в принципе интересна всем.

Мужчинам — по понятным причинам, женщинам — как разделяющая их собственный опыт взросления или наоборот — раздражающая и притягательная загадка. В фильме Изабель пытаются разгадать влюбленные одноклассники и пожилые клиенты, родная мать и появляющаяся в феерической сцене в финале Шарлотта Рэмплинг (кинобогиню с юной девой Озон сталкивает в одном чувственном кадре уже второй раз; первый был в «Бассейне»). Параллельно в себе пытается разобраться она сама. Прямого ответа на вопрос, что и зачем происходит с героиней, впрочем, не предлагается: как одноразовый секс, в фильме это процесс ради процесса, а не ясного результата.

Вместо моралистических выводов зритель получает опыт, похожий на перформанс: полтора часа, по сути дела, сидеть лицом к лицу с презрительно взирающей на него (пришедшего поглазеть на малолетнюю проститутку) героиней.

Что ж, красивая женщина — старинный аттракцион кино и не только, а сделать этот аттракцион чувственным, плавящим пленку убедительным человеческим теплом, поддающимся разнообразным толкованиям и трактовкам, собственно, и есть искусство — ничего общего с грудями Веры Брежневой во весь экран тут нет.


Елена Полякова
Кадры из фильма — kinopoisk.ru