Они повсюду — зверские лица Сергея Безрукова и Дмитрия Дюжева. Если судить по настойчивости рекламной кампании, «Каникулы строгого режима» — главный отечественный фильм года. Вначале появились плакаты «Внимание, розыск!». Затем баннеры с рекламой «Каникул» стали неотъемлемой частью городского пейзажа. И, наконец, по регионам поехала съемочная группа фильма — с премьерными показами, украшенными декорациями, красной дорожкой и толпой у кинотеатра. К этому моменту посетители кинотеатров уже выучили наизусть трейлер, в котором зэки в игривых матросках едут на велосипеде. Один из них, болтающий ногами, сидя на раме, беспокоится: «Не прижимайся!». Второй оправдывается: «Я не прижимаюсь». Первый не успокаивается: «Я чувствую, ты коленками трешься», а второй отвечает: «Да я педали кручу».

«Каникулы» — главное детище «Первого канала» в этом году. Фильм снят по одноименной книжке, которую написали в соавторстве бывший милиционер Андрей Кивинов и отсидевший больше 10 лет Федор Крестовый — на свою профессиональную тему. Итак, в одной исправительно-трудовой колонии начальник — Владимир Меньшов, а заключенные ставят самодеятельный спектакль — в японском стиле. Это обосновывает красивые каллиграфические титры «Каникул». И придает похождениям простых, как нары, зэков шик самурайской обреченности (всерьез эта тема раскрыта в «Псе-призраке» Джармуша).

Из столь культурной колонии все-таки решает бежать отбывающий срок за самосуд, крашеный в блондина экс-милиционер Кольцов (Дмитрий Дюжев). Несмотря на отсутствие общих интересов, в напарники ему приходится взять закоренелого сидельца с железным зубом на фасаде — Витю «Сумрака» Сумарокова (Сергей Безруков). К Сумраку прилагается еще и воровской общак, спрятанный в бидонах с медом.

Отягощенные грязными сладкими деньгами и погоней на хвосте, беглые зэки залегают на дно в детском лагере, выдавая себя за новых вожатых.

Милиционер Дмитрия Дюжева переменчивым безруковским героем оттесняется на второй план
Милиционер Дмитрия Дюжева переменчивым безруковским героем оттесняется на второй план
Дальше пойдет комедия воспитания — ясно, что воспитываться будут не столько дети, сколько главные герои. Милиционеру Кольцову, нехитрому образцу строгого и справедливого мужика, меняться к лучшему особо некуда. Зато чуть ли не сорокалетний девственник Сумрак, ничего в жизни кроме тюрем да тюрем не видавший, будет ухаживать за строгой женщиной-вожатой (Алена Бабенко) и постигать основы педагогики.

Создатели «Каникул» называют их данью уважения советской классике — «Джентльменам удачи», «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещен» и так далее. Как и образцы жанра советской комедии, «Каникулы» оптимистичны и целомудренны. Только на уровне шутки обозначена известная параллель: все клетки для деток — от школ до пионерлагерей — склонны копировать устройство исправительных учреждений: выстраивать иерархию, выделять изгоев, заимствовать кое-что из блатного жаргона.

Детки, кстати, в «Каникулах» держатся перед камерой естественно. Сценарием им прописана дивная наивность, но она оправдана. «Каникулы» все-таки семейная сказка — и дети в ней словно явились из старого «Ералаша». Чтобы выдержать стиль, даже повязаны красные галстуки, за кадром поют «Мы пионеры, дети рабочих!», а город-герой называют Ленинградом. Из той же эпохи — граничащая с эксцентрической комедией доверчивость колоритного руководства пионерлагеря. И оттуда же — душевная толстая повариха, заговорщицки предлагающая интересному мужчине-милиционеру: «Хотите водочки?» — а услышав, что он предпочел бы пиво, оскорбляющаяся: «Пива нет! Здесь же дети!».

Журналистам на новосибирской премьере продюсер фильма Анатолий Максимов жаловался на негативный тренд: согласно опросам, для 30% аудитории достаточный аргумент против просмотра фильма — его отечественное происхождение.

Любовное настроение. «Каникулы», как и полагается доброй семейной комедии, обещают счастье и матери-одиночке, и неоднократно судимому
Любовное настроение. «Каникулы», как и полагается доброй семейной комедии, обещают счастье и матери-одиночке, и неоднократно судимому
Так вот: «Каникулы» (кино, рекламирующееся как «от создателей» замороженной клюквы-«Адмирала») — не такие противные, как ожидаешь. Они соотносятся с советскими образцами, как ностальгические бренды всевозможных эскимо «СССР» — с мороженым за 15 копеек, которое в грязные руки нам в детстве вручала тетка с деревянной дышащей холодом тележкой. То есть дело не в рецептуре, а в том, что контекст утерян. Цитаты из «Каникул» («Виктора Сергеевича пришили!» — о пионерских ночных забавах) не очень запоминаются. Слезливые моменты не очень трогают, комические не очень смешат, постоянно сохраняется легкое ощущение «телевизионности» картинки — это кино даже органичнее смотрелось бы в телевизоре, чем на большом экране: наигранный финал проседает после куда более удачной серединки. Но в целом — мило.

Если вы считаете, что Голливуд злоупотребляет сексом и насилием; а то, что фильм «наш», прибавляет ему баллов в ваших глазах, «Каникулы» вам понравятся.

Раздражение они могут вызвать только в контексте пафосной рекламной кампании — крепкий середнячок, приятная летняя комедия-безделушка про пионерлагерь как будто упакована в огромную и расфуфыренную коробку, подобно подарку от скупердяя. В гипотетической идеальной ситуации такие без провалов написанные, снятые и сыгранные, «просто неплохие» семейные комедии должны выходить пачками.


Елена Полякова
Фото kinopoisk.ru (1, 2, 5, 7–9), kinosalut.ru (3), okino.org (4), afisha.ru (6)