Показанное дважды в рамках фестиваля «Другое кино» в «Синема Парке», что было еще хоть как-то форматно, «Потерянное интервью» перекочевало затем в репертуарную сетку «Победы», где ему в первые дни выделяли аж три сеанса в день. Говорящая на протяжении часа голова Стива Джобса ознаменовала собой выход на большой экран продукта, который до сих пор можно было увидеть только на ТВ.

Скажу больше: это интервью вышло в российский прокат, пусть и ограниченный, но 25 (да еще и пленочных) копий были показаны почти во всех наших городах-миллионерах. И за первую неделю интервью Джобса в залах посмотрела почти тысяча человек. Скромненько, скажете вы, а вот лично меня эта цифра впечатляет. На фестивальном показе 10 присутствующих зрителей были, в отличие от меня, глубоко в теме, поскольку живо отвечали на вопросы проводимой после сеанса викторины.

Я вообще до этого легко мог спутать Стива Джобса с «каким-нибудь» Биллом Гейтсом. Но уже на следующий день во время похода в книжный магазин мне начали буквально бросаться в глаза издания, посвященные Джобсу. К своему немалому удивлению, я обнаружил на прилавке сразу три его биографии — внушительно объемных и облагороженных суперобложками. Такой почти тотальный пиар заставлял подозревать мир в сотворении нового кумира или же просто тихом помешательстве.

Ну да вернемся к интервью. Признаться, я слушал (смотрел) его с неослабевающим вниманием, притом что Джобс вещал целый час, будучи тупо снятым на камеру с одной точки. Его, по сути дела, монолог лишь изредка разбивали из-за кадра реплики журналиста Роберта Крингли. Важная деталь: интервью было снято еще в 1995-м и считалось утраченным, однако после смерти Джобса его вытащили на свет и уже успели прокатать в кинотеатрах США.

Момент, в который интервью записывалось, был для Джобса едва ли не самым тяжелым в биографии: уже 10 лет, как его уволили из компании Apple, которую он же и организовал. И в тот период он, по всей видимости, переживал затянувшуюся личную трагедию, которая через год после этого интервью обернется его триумфальным возвращением в родную компанию. Однако в момент записи он всецело владел аудиторией и мной в том числе. Обаятельный и уверенный в себе рассказчик, которому никак не дашь его сорока лет, увлеченно вспоминал, как он дошел до жизни такой. Как еще неоперившимся подростком в 60-е годы начал делать свой первый «компьютер», руководствуясь какими-то скудными сведениями из смежных технических журналов, после того как увидел притягивающий все его внимание гигантский короб-процессор в здании НАСА, куда однажды попал на экскурсию.

Он честно признался, что все его баснословное состояние, которое в 70-е годы росло в геометрической прогрессии, увеличиваясь каждый год на порядок (в 23 года его состояние оценивалось в 1 миллион баксов, в 24 — 10 миллионов, в 25 — 100 миллионов), было не столько проявлением его бизнес-таланта, сколько результатом беззаветной креативной страсти создавать что-то новое. Что отчасти ему повезло оказаться во главе дела, которое станет едва ли не главной доходной статьей мировой экономики если не ХХ века в целом, то, по меньшей мере, последней его четверти и предопределит перспективы технического развития человечества в ХХI веке.

Потенциал дела, которым он занимался, был очевиден ему, может быть, единственному в мире, уже тогда в 1995-м. Об этом рассказывал компьютерный гуру, на тот момент все еще отлученный от любимого детища, что наверняка сильно уязвляло его самолюбие. Тем более что его отстранению от дел способствовал Джон Скалли, которого Джобс чуть ли не за ручку лично сам и привел в этот бизнес. Но жизнь расставила все по своим местам, и в 1996-м Джобс возьмет триумфальный реванш у своих гонителей и хулителей.

К моменту своей преждевременной кончины в 56 лет — после восьми лет борьбы с раком поджелудочной железы — внешне годящийся в дедушки самому себе тогдашнему 40-летнему Джобс успеет внедрить с Apple столько новых компьютерных штучек, что иным хватило бы на много жизней и лет. И хотя лично я не в особых восторгах от семимильных шагов технического прогресса, ориентированного на создание все более комфортной жизни для человека, тем не менее потерянное интервью Стива Джобса произвело на меня воодушевляющий эффект. Это особое удовольствие — смотреть своего рода мастер-класс человека, который шел впереди планеты всей и уже тогда, 17 лет назад, видел все то, с чем мы сегодня сталкиваемся ежедневно.

Джобс предъявляет бесстрастной камере тот самый инструментарий, благодаря которому не просто удержался на плаву в бушующем океане беспощадной конкуренции, но вновь и вновь взбирался на мачту самой красивой и большой яхты. Стивен Кинг как-то заметил, что люди обожают читать про то, как другие люди работают. Я далеко не все понимал в том, что говорил о своей работе Джобс, но утверждаю, что рассказ его производит почти магическое воздействие. Наверно, именно этот аспект и объясняет появление интервью там, где мы до сих пор ни с чем подобным не сталкивались.


Фото macpages.ru